Вячеслав Моше Кантор о современных угрозах ядерного терроризма

120 просмотров

Пресс-релизы    25 апреля 2019

В настоящее время угроза ядерного терроризма является одной из самых пугающих в сфере международной безопасности, уверен президент Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы Вячеслав Моше Кантор. Говоря о ядерном терроризме, Вячеслав Моше Кантор ставит его на второе место по уровню угрозы и тяжести возможных последствий, первое место оставляя за прямым военным столкновением ядерных держав. Угроза эта, подчёркивает Вячеслав Моше Кантор, представляется в разных формах: в силах террористов как устроить взрыв ядерного заряда, в том числе так называемой «грязной» бомбы, так и провести удар по «мирному» ядерному объекту, такому как атомная станция.


20 апреля в Москве состоялась презентация книги «Предотвращение кризиса в контроле над ядерными вооружениями и катастрофический терроризм», подготовленной в ходе совместной работы экспертов Люксембургского форума и фонда «Инициатива по снижению ядерной угрозы» (Nuclear Threat Initiative, NTA, США). В ходе презентации книги Вячеслав Моше Кантор пообщался с журналистами, в том числе и по теме ядерного терроризма. Угроза гражданским ядерным объектам, уверен Вячеслав Моше Кантор, в сегодняшнем мире реальна как никогда, более того – отдельные террористические организации прямо называют подобные теракты своей целью. В подтверждении своих слов Вячеслав Моше Кантор напомнил о терактах прошлого года в Бельгии, организаторы которых также планировали устроить террористический акт на атомной электростанции согласно данным дальнейшего расследования.


В целом Вячеслав Моше Кантор считает дополнительным риском в этом вопросе появление таких масштабных и организованных террористических группировок, как ИГИЛ (прежде – «Исламское государство», террористическая организация, запрещённая в РФ). Террористы в рамках таких организаций располагают достаточным числом финансов, связей и людей, чтобы сделать реальной угрозу применения как оружия массового поражения, так и ядерного оружия или взрыва ядерного объекта. Естественным следствием повышения уровня угрозы, уверен Вячеслав Моше Кантор, должно стать повышенное внимание правительств всех стран мира к охране ядерных объектов и материалов, а также усиление деятельности в направлении контроля за подобными материалами и технологиями, чтобы они не попали в руки террористов.


Это напрямую подводит к другому фактору, увеличивающему риск ядерного взрыва по инициативе террористов: наличие в мире «нестабильных» и непредсказуемых с точки зрения ядерной безопасности и нераспространения стран. В качестве примера Вячеслав Моше Кантор привёл Северную Корею – единственную страну в мире, продолжающую развитие ядерного направления вооружений несмотря на многочисленные запреты со стороны международного сообщества. Вячеслав Моше Кантор высказал свои сомнения по поводу того, что страны, подобные Северной Корее, имеют достаточный уровень компетентности и технической оснащённости, чтобы обеспечить охрану ядерных боезарядов и материалов и не допустить его хищения террористами. Более того, есть данные, что ядерные компоненты из той же Северной Кореи поступают в другие страны, подчеркнул Вячеслав Моше Кантор. Речь идёт, в числе прочего, о низкообогащённом уране, который террористы могут дообогатить и использовать для создания ядерной бомбы.


Усиление угрозы ядерного терроризма – не одномоментное явление, Вячеслав Моше Кантор заявлял о нём и в декабре 2016 года, оценивая принятую Владимиром Путиным новую стратегию внешней политики России, где отдельно обговорены риски утечки ядерных материалов к террористам и важности недопущения таких событий. Вячеслав Моше Кантор подчеркнул, что за прошедшие годы ядерными странами по всему миру уже проделана огромная работа по обеспечению безопасности соответствующих материалов и компонентов, по повышению контроля для предотвращения их похищения и утечки, но в ситуации повышенного риска слишком много безопасности не бывает. Подтверждение этому Вячеслав Моше Кантор видит в самом факте того, что РФ включила в новую стратегию внешней политики целый блок, посвящённый этой проблеме.