«Помешала распутица». Что пишут в Германии о битве за Москву через 80 лет?

pomeshala-rasputica-chto-pishut-v-germanii-o-bitve-za-moskvu-cherez-80-let-7a939f9
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Сюжет Всемирная история с Андреем Сидорчиком

Осенью 1941 года руководство СССР находилось в полной панике, чередуя массовые расстрелы с пирами с икрой, в Москве царил хаос, а неудача вермахта объясняется исключительно погодными условиями. Так пишут западные СМИ в материалах к 80-летию битвы под Москвой.

«Некоторые лошади погибали, слишком глубоко погружаясь в грязь»

Влиятельное немецкое Die Welt выпустило целую серию материалов, посвященных событиям 1941 года. Как именно видят тот исторический момент авторы, понятно уже из заголовков. Статья Свена Келлерхоффа называется «78 дивизий вермахта должны были взять Москву, но им помешала распутица». Материал Флориана Штарка имеет не менее кричащее наименование: «Пока гитлеровские танки рвались к Москве, Сталин устраивал пиры».

Господин Келлерхофф в начале статьи, надо отдать ему должное, признает, что первые месяцы войны дорого обошлись нацистской Германии: «Германские сухопутные войска потеряли полмиллиона убитыми и тяжелоранеными, а это каждый третий солдат». Не менее тяжелые потери понесли немцы и в технике.

Далее историк переходит к описанию операции «Тайфун» — масштабного наступления на столицу, в результате которого в «котлах» под Вязьмой и Брянском оказалось свыше 680 тысяч бойцов Красной Армии. Что же помешало, по мнению автора, овладеть Москвой?

«Все изменилось в мгновение ока: начались осенние дожди, — утверждает господин Келлерхофф. — А на дорогах, по которым танки должны были мчаться к Москве, не было твердого покрытия. Некоторые лошади погибали, слишком глубоко погружаясь в грязь… Изменение погоды позволило советским войскам привести расположение своих частей в соответствие с теперь уже очевидной целью вермахта».

Проблема для обеих сторон

О яростном сопротивлении советских частей, попавших в окружение — ни слова. Нет ни слова и подвиге подольских курсантов, сдерживавших танки противника, рвавшиеся к Москве. Да и вообще господин Келлерхофф действия Красной Армии в этот критический момент не упоминает никак.

Действительно, сильные дожди, в течение нескольких дней шедшие под Москвой в октябре 1941 года, лишили войска возможности оперативно передвигаться. Но с той же проблемой не в меньшей степени столкнулось и советское командование, которому в срочном порядке приходилось латать дыры в обороне. И тут выяснилось, что работать в подобных условиях советские транспортники и тыловики могут лучше, чем их немецкие «коллеги».

Что касается распутицы как сдерживающего фактора, то продолжалась она осенью 1941 года, но продолжалась она недолго и вскоре сменилась холодами, которые, по крайней мере, на первом этапе, оказались на руку немцам. Вот что в своих мемуарах «Солдатский долг» писал об этом один из будущих маршалов Победы Константин Рокоссовский: «Холода сковали болота, и теперь немецкие танковые и моторизованные соединения — основная ударная сила врага — получили большую свободу действий. Мы это сразу почувствовали. Вражеское командование стало использовать танки вне дорог».

«В городе воцарился хаос. А Сталин пировал»

Впрочем, статью Свена Келлерхоффа еще можно считать относительно взвешенной по сравнению с тем, чем потчует читателей Флориан Штарк.

«Тайфун», с помощью которого вермахт хотел взять Москву осенью 1941-го, — пишет господин Штарк. — Столкнулся с дезорганизованной обороной. Связи с штабами были потеряны, в городе воцарился хаос. А Сталин пировал».

Свой материал Штарк начинает с описания банкета в честь английских и американских представителей, который прошел в Кремле в октябре 1941 года.

«Сталин пригласил их на один из своих типичных праздников с икрой, молочным поросенком, дичью и мороженым, а также тоннами коньяка, водки и вина, — пишет автор. — Всего было произнесено 32 тоста — большинство из них о скорой победе над гитлеровской Германией».

Согласно Штарку, пока Сталин давал банкеты, советские части не были подготовлены к немецкому наступлению, что и привело к окружению и колоссальным потерям. И дальше автор объясняет, какими именно методами советское руководство пыталось бороться с военной катастрофой.

«Москвичей загоняли в ополчение и трудовые бригады»

«НКВД начал массовые расстрелы, — говорится в материале Die Welt. — К 1942 году почти миллион красноармейцев, подозреваемых в том, что они не защищали свои позиции до последнего, были осуждены полевыми судами, 157 000 из них к смертной казни. Это почти десять дивизий».

Говоря о так называемой «московской панике», автор ссылается на британского историка Ричарда Овери: «Сталин почти потерял контроль над столицей, отдав ее не “немецкому вермахту”, а своему до смерти напуганному народу».

Как же, по мнению господина Штарка, был преодолен кризис? Если вы думаете, что у автора Die Welt нашлось хоть слово для описания мужества и героизма советских людей, то ничего подобного.

«Только жестокое использование войск НКВД положило конец происходящему, — пишет он. — Чтобы продемонстрировать свое упорство, Сталин провел, как обычно, парад на Красной площади в честь годовщины Октябрьской революции. Тем временем москвичей загоняли в ополчение и трудовые бригады и отправляли в город для укрепления обороны. Но немцы не пришли».

То есть как не пришли? Как пишет Флориан Штарк, «нехватка топлива и боеприпасов, но прежде всего начавшийся сезон дождей, который превратил грунтовые дороги в грязь, остановили продвижение вермахта на несколько недель».

Все по методичкам старика Йозефа?

Складывается твердое ощущение, что в Германии 2021 года материалы о Великой Отечественной войне создаются по методичкам рейхсминистра народного просвещения и пропаганды Германий Йозефа Геббельса, который все неудачи вермахта умело списывал то на грязь, то на мороз, то на кровавых комиссаров, миллионами гонящих лишенных интеллекта советских людей на убой.

Может быть, именно по этой причине и современная западная политика в отношении России хромает на обе ноги? Ведь если подменять объективную картину «клюквой», то встреча с реальностью порой становится весьма обескураживающей.

Немецкий генерал Гюнтер Блюментрит, непосредственно участвовавший в битве за Москву, так описал ее итоги: «Это был поворотный пункт нашей восточной кампании — надежды вывести Россию из войны в 1941 г. провалились в самую последнюю минуту. Теперь политическим руководителям Германии важно было понять, что дни блицкрига канули в прошлое. Нам противостояла армия, по своим боевым качествам намного превосходящая все другие армии, с которыми нам когда-либо приходилось встречаться на поле боя».

Спустя 80 лет в Германии предпочитают писать о тонущих в грязи лошадях и о том, как в Кремле пировал Сталин.

Источник aif.ru


  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *