Пятнистый рейс. Челябинский ветеринар отвез спасенного львенка в Африку

pjatnistyj-rejs-cheljabinskij-veterinar-otvez-spasennogo-lvenka-v-afriku-359da66
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Спасенные челябинским ветеринаром лев Симба и леопард Ева, несмотря на коронавирусные ограничения и огромное расстояние, наконец оказались на исторической родине, на Занзибаре. 

Симба из-за полученных в детстве травм плохо чувствовал себя на Урале: из-за холодного климата зимой у животного болели колени. Еве тоже морозы не шли на пользу.

Путешествие должно было состояться ровно год назад, но пандемия нарушила все планы не только людей, но и животных.

Вернул с того света

История спасения львенка Симбы началась весной прошлого года, как раз с началом пандемии COVID-19. К Карену Даллакяну, известному челябинскому зоозащитнику и ветеринару, обратился житель небольшого дагестанского села. Он рассказал, что в сарае в тяжелом состоянии лежит маленький львенок, жертва «черных фотографов». Отработав сезон, они бросили маленького хищника без надобности.

Это казалось невероятным, но Даллакян и его помощница, руководитель туристического агентства и зооволонтер Юлия Агаева, смогли вывезти едва живого хищника из Дагестана в Челябинск, в приют диких животных «Спаси меня». Пассажирские перелеты во всем мире были приостановлены, но ради спасения дикого котенка удалось выбить разрешение на воздушную транспортировку.

В Челябинске Карен Даллакян прооперировал Симбу. Львенок покорил всех россиян, знавших его историю. Из разных городов и стран летели слова поддержки маленькому хищнику и благодарности ветеринарному врачу. Симба не подвел. Он выздоровел, окреп и превратился в 120-килограммового красавца.

Общение Карена и Симбы действительно потрясает. Все мы, гости приюта «Спаси меня», сто раз видели, как ветеринар запросто заходит в клетку к зверю, кормит его с рук, гладит по голове. Удивительно, но также Симба покорился своей «маме»: Юлии Агаевой. Хрупкая блондинка кормит царя зверей сырым мясом с рук, чешет ему живот, а лев с большим удовольствием подставляет гриву для поглаживаний.

Симба любит укрыться от африканской жары в тени. Фото: Из личного архива

Ева

«Симба не выживет в дикой природе, он полностью зависит от человека, — говорит Карен. — А вот Ева, наоборот, полностью сохранила все свои животные качества. Леопард запросто сможет жить в дикой природе».

История Евы также начиналась трагично. От новорожденного котенка леопарда отказалась мать, так случается у диких животных. Спасать крошечного молочного хищника вновь пришлось Даллакяну. Голубоглазая хищница была сантиметров 20 в длину, мирно посапывала на руках, прижимаясь к теплой ладони. Даллакян кормил Еву из бутылочки с соской теплым козьим молоком. Хищница росла быстро. Ева не утратила присущие леопардам силу, агрессию, ловкость и злость.

Такой была Ева, когда попала в приют «Спаси меня» Фото: АиФ

В Африку

О том, что Симба и Ева не должны жить в приюте на Южном Урале, Даллакян говорит с первых дней их появления. Он только называется Южным, но климат здесь отнюдь не африканский. Зимой хищникам, несмотря на обогреваемые помещения, неуютно. Они на генетическом уровне привыкли к совсем другому климату.

«Представляете, как у него ломит кости? — челябинский зоозащитник Карен Даллакян о своем «сыне» — льве Симбе — переживает как о человеке. — Как мы все страдаем в холода — а у него ведь костные мозоли из-за прошлых травм лап. Он в уральском климате очень страдает в мороз. Его жизненно необходимо перевезти в Африку».

В октябре 2020 года договоренности о «репатриации» Симбы и Евы велись на самом высоком уровне. Правительство Танзании, реабилитационный центр и государственные органы контроля за дикими животными разрабатывали совместный план действий. Несмотря на неимоверные усилия Агаевой и Даллакяна, вывезти животных тогда не удалось. Симба и Ева зимовали в Челябинске.

В октябре 2021 года челябинский аэропорт выпустил наконец этот рейс. На частном самолете полетели действительно уникальные пассажиры: леопард Ева и лев Симба. Когда диспетчер объявлял посадку на борт, перечисляя представителей фауны, это казалось далеким от реальности: на борт приглашаются Симба, Ева и Карен Даллакян. Их провожали всей страной с тревогой в душе: всё ли сложится, перенесут ли дикие кошки такой дальний перелёт?

Ева выросла дикой красавицей. Фото: Из личного архива Карена Даллакяна

Революция и дозаправка

«Евочка и Симбочка летят не в багажном отсеке, а с нами, в салоне самолета, — успокоил всех ветврач. — Мы назвали наш рейс в Танзанию „пятнистым“ по аналогии с известным по фильму „полосатым“».

Рейс прошел для животных спокойно. А Даллакян и Агаева, а также еще несколько пассажиров, успели здорово перенервничать. Дело в том, что самолет посадили на плановую дозаправку в Саудовской Аравии. Но пилоты, согласно правилам, могут работать определенное число летных часов. И спецборт не выпускали из страны, пока летчики не отдохнут. Пассажиры из-за эпидемии опять же могли находиться только в салоне, на территорию государства их не выпускали.

Зато местные сотрудники аэропорта то и дело подходили к клеткам с дикими животными, что находились в самолете, и фотографировали. Для арабов лев — едва ли не священное животное. Они были потрясены тем, что царя зверей перевозят в обычном «Боинге».

Из-за произошедшей в Судане революции воздушное пространство оказалось закрыто. Но все разрешилось: судно полетело через Кению, давшую разрешение на пересечение своих воздушных границ.

Симба и Ева благополучно прибыли в Африку. Они поселились в реабилитационном центре Kilimanjaro animal crew wildlife & educational center в городе Моши, среди гектаров дикой природы, но под чутким надзором танзанийских специалистов. Даллакян счастлив, что смог устроить для своего любимого Симбы счастливое звериное будущее у подножия горы Килиманджаро.

Симбу удалось вернуть на родину. Фото: Из личного архива/ Карен Даллакян

Карантин и павлин

Конечно, пока «репатриированные» животные проходят необходимый карантин. Ева и Самба живут в специальных крытых вольерах, а гулять на территорию выходят пока лишь для ознакомления. Несмотря на то, что это их родина, животным предстоит осваиваться. Агаева и Даллакян ведут в социальных сетях прямые эфиры, где по многочисленным просьбам людей со всего мира рассказывают о самочувствии диких кошек. Можно облегченно вздохнуть: животные перенесли перелет хорошо, в Африке им очень нравится. Симба ловит каждый звук, реагируя на прокричавшую вдалеке обезьяну или ползущую рядом черепаху. Даллакян рассказывает удивительно интересные истории. Например, по реабилитационному центру бегают куры, и одна из них попала в лапы Симбы. Одомашненный лев, вопреки ожиданиям, добычу отпустил: он привык, что пищу приносят люди, и совсем утратил навык охоты. А вот Ева бы так не сделала: леопард скалится на возможную добычу и совсем не выглядит милой кошечкой.

Леопард Ева потихоньку осваивается на Африканском континенте. Фото: Из личного архива Карена Даллакяна

Кстати, первые несколько дней хищников кормили привезенным в ларе из России замороженным мясом. Даллакян решил, что так адаптация их желудков к непривычным заморским уткам и индейкам пройдет легче.

Хищники с удовольствием принимают водные процедуры: их ежедневно обливают теплой водой из шланга.

Согласно требованиям, выдвинутым специалистами Танзании, территория Симбы огорожена специальной сеткой. Пересекать ее опасно, и, чтобы лев понимал границы, проведен небольшой разряд тока. Несколько раз Симба уже получил удар по носу. Умнейшее существо теперь прекрасно понимает, что к забору подходить опасно.

«Но у нас завелся провокатор: павлин, — смеется Даллакян. — Он ходит вдоль забора. Издает призывные звуки, провоцируя животных на то, чтобы выйти к нему. Симбу нельзя выпускать за определенные границы и из соображений безопасности домашнего скота местного населения. Здесь что-то типа своеобразных колхозов, скот пасётся целыми днями,но никаких высоких заборов нет».

Свой 51-й день рождения Карен Даллакян встретил здесь, у подножия Килиманджаро. Местные сотрудники центра животных пели ему национальные песни. Этот праздник зоозащитник, конечно, запомнит навсегда.

        Посмотреть эту публикацию в Instagram                      

Публикация от Карен Даллакян (@karendallakyan)

Письма Симбе

Даллакян получает слова благодарности из разных стран мира. Если взрослые пишут в соцсетях, что счастливы за Симбу и Еву, то дети присылают рисунки. «Меня зовут Аня, мне 8 лет, я учусь в 3 классе, — читает Карен письмо в эфире. — Я очень рада, что вы спасли Симбу. Приезжайте к нам лечить зверей. Я нарисовала вас и Симбу».

Зоозащитник говорит, что давно привык к тому, что его называют Айболитом. «Какой я Айболит, если в Африке не был, — смеется он. — А вот теперь точно Айболит».

По словам Даллакяна, многие гости Танзании, узнав о мучителях Симбы, приходят в недоумение. Не так давно завершился суд над его бывшим хозяином, который отделался лёгким испугом. За рубежом за подобное преступление пришлось бы коротать за решёткой лет десять.

Карен рассказал подписчикам, что готовит клип на «Песню Красной Шапочки» («А-а, в Африке реки вот такой ширины»). Здесь можно снять на видео почти всех животных, кроме разве что бегемотов.

Даллакян не был бы самим собой, если бы не нес свою идею воспитания добра у детей и в Африке. Его уже пригласили в танзанийскую школу, где Карен проведет традиционный для него урок добра: научит любить природу и беречь ее обитателей.

Ветврач скучает по больным диким животным, оставшимся на Урале, но пока не знает, когда сможет с легкой душой вернуться на родину. Это случится, когда Симба и Ева прочно освоятся на новом континенте.

Источник aif.ru


  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *