Цветы и война Насти Белевич. Беженка из ДНР спасается от снарядов в России

cvety-i-vojna-nasti-belevich-bezhenka-iz-dnr-spasaetsja-ot-snarjadov-v-rossii-57e2a13

Еженедельник «Аргументы и Факты» № 9. Более 120 тысяч человек эвакуированы с Донбасса. Чем им можно помочь? 02/03/2022 Сюжет Спецоперация РФ в Донбассе и на Украине

У Анастасии Белевич необычная профессия – она собирает на праздники продуктовые букеты. Благодаря им мы и познакомились. Это уже после я узнала, что Настя из Донецка. В 2014 г., во время самых сильных обстрелов, она с сыном и двумя сумками убежала в Ростовскую обл. И вот в 2022 г. ситуация повторяется.

Нет привычки жаловаться

Мы сидим в кафе в центре Новочеркасска. Мы – это Анастасия, её сестра, сын и муж. Тем же составом они ходили в службу соцзащиты оформлять пособие для беженцев из Донбасса. Говорят, было всё быстро, чётко, без проволочек. Хотя у обеих сестёр такой жизненный опыт, что они, как правило, не жалуются.

Настя родилась в 1990 г., сест­ра Марина тремя годами позже. Обычная трудовая семья: папа работал строителем, мама – в торговле. Тогда в Донецке выпускали холодильники «Норд», работали металлургический завод и шахты. С зарплатами в 1990-е было туго, но предприятия не останавливались, люди же перебивались благодаря продуктовым талонам. В нулевых стало чуть легче. А в 2014-м к ним пришла война…

Окраина города, где они жили, оказалась на линии разграничения боевых действий – во время перестрелок в доме вылетели все окна. Начали орудовать мародёры. Находиться там было страшно, но уехать сёстры не могли – некуда. Скитались по съёмным углам, прятались и ждали, когда же всё это закончится.

– В июле 2014-го, когда я поняла, что дальше будет ещё хуже, схватила в одну руку сына Илью, в другую – сумку, наняла машину и мы выехали в Таганрог. Никого у нас там не было, просто это самый близкий российский город, – рассказывает Анастасия. – На границе простояли тогда шесть часов. А как только пересекли её, туда начали долетать снаряды… Повезло. Приехали в Таганрог. Я зашла в первую попавшуюся кафешку на набережной, посадила сына с сумками. А сама подошла к администратору и спросила: нет ли у них работы? С собой у меня денег практически не было – по­следние полгода экономическая ситуация в Донецке была очень тяжёлая, мы жили от зарплаты до зарплаты, скопить ничего не получалось.

Хозяева кафе, как у нас водится, активно включились в судьбу приезжих и предложили работу: днём в столовой, вечером в кафе у моря. И хотя будущее было призрачным, Анастасия точно знала, что оно будет. 

Однажды в кафе пришёл высокий симпатичный молодой человек и с порога спросил, можно ли у них поесть… стоя? Оказалось, парень был инженером, сам родом из Новочеркасска, а в Таганроге лечился в санатории. У него проблемы со спиной, и сейчас ему нельзя сидеть. Настя слушала, сочув­ствовала. Потом Даниил пришёл еще раз и ещё… В сентябре 2014-го Настя с сыном вернулись домой, в Донецк: там стало немного спокойнее. А в 2016-м Даниил в переписке предложил Анастасии переехать к нему в Новочеркасск и, если всё у них будет хорошо, пожениться.

Настя поехала, и у них всё было действительно хорошо. Илья остался с родными в Донецке, но мама к нему часто ездила. Проблема вышла только с работой: из-за украинского гражданства Настю на официальное оформ­ление не брали. Но она как-то выкручивалась, потом выучилась по интернету на мастер-классах food-флористов, и неожиданно оказалось, что у неё талант. 

«Давайте оставаться людьми!»

А в 2022-м вернулся тот кошмар, который один раз они уже пережили: выстрелы, взрывы, смерти. 19 февраля Анастасия с мужем приехали в ДНР, чтобы забрать Марину и Илью. Пересечь границу России оказалось не так-то просто. К счастью, нашёлся частник, который привёз их к пункту пропуска, где очередь была не очень большой.

– Там сотрудники МЧС помогали сориентироваться. В сетяхи много писали, что беженцы жаловались на неорганизованность. Но подготовиться к массовому нашествию людей за такое короткое время невозможно, – рассуждает Анастасия. – И когда я читаю агрессивные комментарии, из меня прямо рвётся: «Люди, давайте оставаться людьми!» Да, мы создаём неудобства, день­ги на выплаты беженцам идут из налогов. Но неужели вы думаете, что мы хотели бросить свои дома, стариков, которые не захотели уехать, животных и скитаться по углам в чужой стране? Это ответ одной стороне. А другой: если уж вы приехали в Россию и ждёте помощи, будьте добрее, терпеливее. Ростов­ская область большая, и принять всех, расселить – это большая работа…

– Как вы восприняли сообщение Владимира Путина о признании ДНР и ЛНР?

– Нам с самого начала, а это уже 8 лет, хочется ясности. Мы хотим мира. Сейчас, после признания ДНР и ЛНР, с одной стороны, ясность появилась, с другой – мы боимся войны. Люди, которые не видели всего этого своими глазами, даже не представляют, насколько страшно жить под обстрелами и постоянно переезжать из района в район в поисках безопасного места. Планы на будущее строить невозможно, когда живёшь в ожидании войны.

– Давайте представим, что наступил мир. Окончательный, настоящий. Что бы вы сделали?

– Я бы вернулась домой. Там у меня друзья.

Источник aif.ru


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.