Либерализм по цене детских жизней. Стране нужна особая психиатрия?

liberalizm-po-cene-detskih-zhiznej-strane-nuzhna-osobaja-psihiatrija-d363ca4

Начиная еще с советских времен у местных диссидентов и у их западных покровителей одним из излюбленных терминов была «карательная психиатрия». Под этим подразумевалось преследование инакомыслящих при помощи клиник для душевнобольных.

Борьба со «злом»

Во времена перестройки, а затем и после распада СССР борцы «за все хорошее» из кожи вон лезли для того, чтобы разрушить то, что в их представлении являлось аппаратом подавления. Предупреждения специалистов, говоривших об опасности ослабления института психиатрической помощи, никто всерьез не принимал.

В грезах среднестатистического российского либерала настоящий психически больной человек — это агнец божий, который никому вреда причинить не может, всегда выполняя предписания врачей.

Что делать с гражданином, допившимся до «зеленых чертей» и слышащим голоса в голове, приказывающие хвататься за топор, радетели прав и свобод не знают.

«Чудачества» заканчиваются бойней

Впрочем, алкоголики — это, как ни странно, еще не самый опасный вариант. Бывают вещи и похуже. Вот вам реальная подмосковная история: в одном из домов в поселке под Электросталью проживала вполне благополучная семья, состоявшая из мамы, папы и двоих несовершеннолетних детей. Уже впоследствии соседи говорили о том, что за женщиной замечали некоторые странности и чудачества, но всерьез не принимали. Пока однажды женщина, проснувшись, не взяла топор и не зарубила всех троих спящих домочадцев.

Скрываться она не собиралась, а медики, обследовав убийцу, установили у нее обострение тяжелого психического недуга. Но, поскольку, ни сама она, ни кто-либо еще к медикам не обращался, вскрыть проблему до трагического исхода не получилось.

Женщину, кстати, после курса лечения вернули домой. При жестком контроле и проведении лекарственной терапии она действительно больше угрозы не представляла. Вот только три человеческие жизни не вернуть.

Больной, состоявший на учете, имел доступ к оружию

История, случившаяся в поселке Вешкайма Ульяновской области — из того же ряда. Руслан Ахтямов, 1996 года рождения, устроивший расправу в местном детсаду, отнявший жизни двух детей и воспитательницы, страдал психическим недугом. 

Причем, что самое поразительное, Ахтямов на протяжении длительного времени состоял на учете как психически больной. И, по предварительным данным, минувшей осенью минимум трижды обращался за помощью к специалистам.

Про «весеннее обострение» слышали, наверное, даже люди, которые с психиатрами вообще дела не имели. Допустим, что, с точки зрения профессионалов, это досужие домыслы. Но факт остается фактом — ухудшение состояния мужчины упустили. На него, похоже, вообще никто не обращал внимания: ни врачи, ни соседи, ни родная мать. Но человек с подобным недугом как раз-таки нуждается в постоянном контроле и наблюдении.

Однако попробуй прояви подобную инициативу — как из-под земли вырастет правозащитник, который начнет попрекать подавлением свобод.

В Вешкайме этот театр абсурда дошел до крайней стадии: сосед приглашал психически больного парня «пострелять». Причем, по словам матери Ахтямова, случалось такое неоднократно. В итоге случилось то, что должно было случиться — в голове нездорового парня произошло затмение, он расправился с владельцем оружия, после чего двинулся в детский сад.

Урок «Сказки» не пошел впрок?

Почему именно туда, сейчас пытаются понять следователи. Каких-то внятных причин пока найти не удалось. Итогом стало страшное, непоправимое горе, которое не исправить ни правильными словами, ни денежными компенсациями.

31 октября 2019 года в детский сад «Сказка» в Нарьян-Маре проник 36-летний Денис Поздеев, который, ворвавшись в спальню малышей во время тихого часа, зарезал 6-летнего ребенка.

Поздеев утверждал, что этим хотел заработать себе «вечную жизнь». Весной 2020 года убийца, страдавший от алкогольной и наркотической зависимости, по решению суда был определен на принудительное лечение ввиду невменяемости.

Под суд пошел и охранник детсада, который пренебрег своими прямыми обязанностями и пустил в здание незнакомого мужчину, открыв замок на удалении при помощи кнопки на пульте.

Жуткая смерть ребенка в Нарьян-Маре, казалось, должна была заставить взрослых проснуться, прийти в себя, сделать выводы и принять меры.

От безответственности погибают самые беззащитные

Через два с половиной года в Ульяновской области обнаружилось, что из предыдущей беды выводов не сделали. Психически больной человек под жестким наблюдением не находится, необходимой терапии не получает. И, мало того, находится в непосредственной близости от огнестрельного оружия.

А в местном детсаду, насколько известно, охранника не было вообще, а была только тревожная кнопка. В результате в схватку с вооруженным душевнобольным вступили женщины, одна из которых погибла, а вторая была ранена. Своей стойкостью они спасли несколько детских жизней, но вот вопрос — почему им пришлось жертвовать собой?

Эксперты говорят о том, что в регионах не хватает ресурсов на обеспечение безопасности детских учреждений. Но если у нас нет ресурсов, чтобы защитить детей, самое дорогое, что у нас есть, то зачем нам вообще все остальное?

Оцените материал

Источник aif.ru


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.