Бесславные шляхтичи. Как Польша показывала военный гонор во Второй Мировой

besslavnye-shljahtichi-kak-polsha-pokazyvala-voennyj-gonor-vo-vtoroj-mirovoj-c60f416

Сюжет Великая Отечественная война

Острое желание западных политиков нанести России в 2022 году геополитическое поражение, сопоставимое по масштабам с распадом СССР в 1991 году, заставило их раскрутить маховик русофобии на полную катушку. 

«Искоренители» и «демилитаризаторы»

Но впереди планеты всей традиционно оказались поляки. Премьер-министр страны Матеуш Моравецкий заявил: «Русский мир — это раковая опухоль, которая пожирает не только большую часть российского общества, но и представляет смертельную угрозу для всей Европы. Поэтому недостаточно поддерживать Украину в ее военной борьбе с Россией. Мы должны полностью искоренить эту чудовищную новую идеологию».

А бывший заместитель министра обороны Польши Ромуальд Шереметьев уже размышляет о практических планах действий, в интервью газете DoRzeczy заявляя: «Этот регион необходимо демилитаризовать, потому что не может быть, чтобы НАТО сидело на пороховой бочке».

Такой пыл не может не вызывать ряд вопросов, главный из которых — а кто, собственно, намерен реализовывать столь воинственные планы в отношении России? Если этим решила заняться сама Варшава, то ей не худо бы вспомнить о своем же опыте.

Польский блицкриг

В ночь на 1 октября 1938 года польская оперативная группа «Силезия» в составе 36 тысяч человек, 80 танков, 9 бронеавтомобилей, 104 артиллерийских орудий и 99 самолётов вторглась в Тешинскую область Чехословакии. Блицкриг удался на славу — Чехословакия, деморализованная Мюнхенским соглашением, в рамках которого Франция и Великобритания предписали ей передать Судетскую область Германии, не была в состоянии сопротивляться.

Этот успех вскружил полякам голову настолько, что в 1939 году, когда отношения с Германией резко ухудшились, в Варшаве всерьез рассуждали о предстоящем разгроме вермахта и выходе к Берлину.

На деле вышло не совсем так — немецкое вторжение 1 сентября 1939 года привело к тому, что менее чем через три недели Польша была разгромлена и де-факто перестала существовать как геополитическая реальность. Правительство страны сбежало за границу.

Вернуть поляков на поле боя было решено после нападения Германии на СССР. Великобритания, в сентябре 1939 года спокойно наблюдавшая разгром польских формирований, ратовала за восстановление отношений между Москвой и правительством Польши в изгнании, базировавшимся в Лондоне. В частности, на территории СССР планировалось создать польскую армию из числа польских военнопленных, взятых в ходе операции по присоединению Западной Украины и Западной Белоруссии.

Сказки Андерса: как поляки сбежали, чтобы не воевать с вермахтом

По решению главы польского правительства генерала Владислава Сикорского, командующим был назначен Владислав Андерс, произведенный в чин дивизионного генерала.

Об этом Андерсу 4 августа 1941 года сообщил лично Лаврентий Берия.

Предполагалось, что армия будет сформирована из граждан Польши, находящихся на территории Советского Союза, частью по призыву, частью на добровольной основе.

При освобождении всем бывшим польским военнопленным выдали единовременное безвозмездное пособие. Рядовые получили по 500 рублей, майоры и подполковники — по 3 тысячи рублей, полковники — по 5 тысяч рублей, генералы — по 10 тысяч рублей, а персонально генерал Андерс — 25 тысяч рублей. Всего было выдано пособий на сумму 15 млн рублей.

22 августа 1941 года на совещании в Генштабе РККА были определены пункты формирования польских воинских соединений. Штаб армии было решено дислоцировать в Бузулуке, 5-ю пехотную дивизию в Татищеве, около Саратова, 6-ю пехотную дивизию — в Тоцком (под Бузулуком), запасный полк — в посёлке Колтубановском.

В соответствии с соглашением от 14 августа 1941 года, «армия Андерса» рассматривалась как «часть вооружённых сил суверенной Польской Республики», которой будут присягать на верность её военнослужащие. По окончании войны армия должна была вернуться в Польшу. В соответствии с соглашением, польские воинские части должны были быть направлены на фронт по достижении ими полной боевой готовности.

Только в сентябре и октябре 1941 года СССР передал «армии Андерса» вооружение для одной пехотной дивизии: 40 артиллерийских орудий, 135 миномётов, 270 станковых и ручных пулемётов, 8451 винтовку, 162 пистолета-пулемёта, 1022 пистолета и револьвера.

Одновременно Великобритания поставляла обмундирование для армии Андерса.

В декабре 1941 года по настоянию Андерса глава правительства Польши добился у СССР разрешения на увеличение польской армии в СССР до 96 тысяч человек.

К январю 1942 года на армию Андерса Советский Союз израсходовал 69 миллионов рублей, передав тысячи единиц оружия и десятки тысяч комплектов обмундирования.

«Если поляки не хотят, то мы обойдемся и своими дивизиями»

В начале декабря 1941 года на встрече со Сталиным Андерс и Сикорский убеждали Сталина в том, что польские подразделения нужно отправить для дальнейшей подготовки в Иран. Дескать, там для этого наиболее подходящие условия.

Реакция Сталина, согласно стенограмме беседы, была такова: «Тов. Сталин указывает, что мы не можем заставить поляков драться… Если поляки не хотят, то мы обойдемся и своими дивизиями».

Обстановка медленно начинала накаляться. Спецслужбы докладывали, что в армии Андерса царят антисоветские настроения, офицеры не собираются вступать в войну, пока она не перейдет на территорию Польши, и прямо говорят о будущем «противостоянии с Советами».

За этих доблестных польских воинов ходатайствовала Великобритания, которая в итоге добилась своего — в начале лета 1942 года армию Андерса перебросили в Иран.

То есть в тот самый момент, когда на Волге начиналось сражение, решавшее судьбу Второй Мировой войны, польские солдаты поспешили убраться на второстепенный театр военных действий. Говорить о подвигах армии Андерса на Ближнем Востоке неловко — слишком уж мелко это было по сравнению с тем, что происходило тогда на территории СССР.

Самым большим подвигом армии Андерса, преобразованной во 2-й польский корпус в составе британской армии, стали бои в Италии. В мае 1944 года солдаты Андерса приняли участие в прорыве немецкой оборонительной «линии Густава», прикрывавшей Рим с юга. Также корпус отличился в сражении за Анкону и при взятии Болоньи.

«Буря» исподтишка

Еще одна история о польской «доблести» — это пресловутое Варшавское восстание. С января 1944 года Армия Крайова (АК), представлявшая из себя объединение польских подпольных вооруженных группировок, ориентированных на эмигрантское правительство, проводило операцию «Буря».

План «Буря» предполагал, что во время отступления разбитых Красной Армией немецких войск и продвижения фронта по польской земле на запад, законспирированные отряды АК будут использованы для атак на арьергарды противника и освобождения отдельных населенных пунктов до вступления в них советских частей самостоятельно или же одновременно с Красной Армией, сохраняя полную от неё независимость. Власть на местах в этом случае перешла бы к органам делегатуры эмигрантского правительства.

Центральной частью операции «Буря» должно было стать восстание в Варшаве. Замысел его состоял в том, чтобы силами подразделения АК разгромить гитлеровцев в столице Польши накануне подхода Красной Армии, и заставить СССР признать существующую реальность — в стране восстановлена власть эмигрантского правительства. Разумеется, что при таких условиях ни о каком согласовании действий с командованием Красной Армии и речи быть не могло. Летом 1944 года советские войска осуществили операцию «Багратион» — одно из самых масштабных наступлений в истории Великой Отечественной войны. Она стала настоящим реваншем за 1941 год — всего за несколько недель территория Белоруссии была очищена от гитлеровцев. Красная Армия вошла в Прибалтику, успешно шли боевые действия на Западной Украине. 3 июля был освобожден Минск, 13 июля взят Вильнюс, 27 июля — Львов. 29 июля войска 1-го Украинского фронта форсировали Вислу в районе Сандомира в 180 км к юго-востоку от Варшавы. В конец июля части 1-го Белорусского фронта осуществили Люблинско-Брестскую операцию. Советские войска, форсировав Западный Буг, 24 июля овладели городом Люблин. Правое крыло фронта 28 июля освободило Брест.

31 июля 1944 года 2-я танковая армия приблизилась к окрестностям Варшавы, но здесь была встречена 5-ю танковыми дивизиями гитлеровцев.  Противник рассчитывал окружить разгромить советские части, как это бывало в 1941-1942 годах. Однако план этот не сработал — частям Красной Армии удалось отойти и закрепиться в обороне. Наступление, однако было остановлено.

Авантюра и подлость генерала Бур-Коморовского

Красная Армия провела блестящую операцию, однако силы были истощены, тылы растянуты, а противник оставался по-прежнему силен. Вот только польская сторона ничего этого учитывать не собиралась.

Руководителем восстания в Варшаве являлся польский генерал Тадеуш Коморовский.  Получив данные о приближении советских танковых частей, он назначил начало восстания на 17:00 1 августа 1944 года. Разведка Армии Крайовой сообщало командующему — признаков отхода немцев нет, в город перебрасываются свежие части. А ведь план восстания предполагал бои с отступающим, а не с готовым к обороне противником. Тем не менее, восстание началось. То, что это авантюра, стало понятно уже в первые часы. Гитлеровцы имели информацию о готовящемся восстании, в результате 25 000 немцев успели занять оборону в подготовленных для этого опорных пунктах. Поляков было в два раза больше, однако значительная часть из них не были подготовлена к ведению боевых действий. Катастрофически не хватало оружия и боеприпасов. Более того, после первых же неудач целые отряды прекращали бои. Из сотен целей, намеченных для захвата повстанцами, в реальности удалось взять под контроль лишь незначительное число. Хотя почти треть города оказалась в руках восставших, даже в этих районах продолжали действовать опорные пункты противника. Вокзалы, казармы, Варшавская цитадель, все мосты, штабы и аэродромы оставались в руках немцев. Восстание даже не смогло создать единой контролируемой территории, речь шла лишь о разделенных очагах сопротивления. Тадеуш Коморовский передавал в Лондон 1 августа: «Поскольку мы начали открытые бои за Варшаву, мы требуем, чтобы Советы помогли нам немедленной атакой извне».

Оцените изящество польской стратегии — начиная операцию, смысл которой заключался в том, чтобы опередить СССР в освобождении Варшавы, польское командование практически сразу потребовало помощи у Красной Армии.

Помощь оказывали по мере возможностей, однако их объективно было недостаточно у вымотанных в наступлении частей.

2 октября генерал Бур-Коморовский капитулировал перед немцами. Бойцы Армии Крайовой, согласно договору, получили статус военнопленных. При этом генерал никак не защитил бойцов коммунистического подполья, сражавшихся вместе с АК. Большинство из них были расстреляны немцами. Потери повстанцев за время боев составили около 17 000 человек, гитлеровцы потеряли до 3000 человек. Наибольшие потери понесло гражданское население. По приблизительным оценкам, в Варшаве немцами было уничтожено от 100 до 150 тысяч человек. В ходе уличных боёв было уничтожено порядка 25 % жилого фонда Варшавы, а после капитуляции польских сил германские войска целенаправленно, квартал за кварталом, сравняли с землёй ещё 35% зданий города.

Товарищ Рокоссовский предупреждает

Маршал Советского Союза Константин Рокоссовский, поляк по национальности, в интервью иностранным журналистам в августе 1944 года не был политкорректен: «Командование Армии Крайовой совершило страшную ошибку. Мы ведем военные действия в Польше, мы та сила, которая в течение ближайших месяцев освободит всю Польшу, а Коморовский вместе со своими приспешниками ввалился сюда, как рыжий в цирке — как тот клоун, что появляется на арене в самый неподходящий момент и оказывается завернутым в ковер… Если бы здесь речь шла всего-навсего о клоунаде, это не имело бы никакого значения, но речь идет о политической авантюре, и авантюра эта будет стоить Польше сотни тысяч жизней. Это ужасающая трагедия, и сейчас всю вину за неё пытаются переложить на нас. Мне больно думать о тысячах и тысячах людей, погибших в нашей борьбе за освобождение Польши. Неужели же вы считаете, что мы не взяли бы Варшаву, если бы были в состоянии это сделать? Сама мысль о том, будто мы в некотором смысле боимся Армии Крайовой, нелепа до идиотизма».

В итоге Польшу от нацистского ига освобождали Красная Армия и просоветское Войско Польское. По разным оценкам, в боях за освобождение Польши погибло от 478 до 600 тысяч советских солдат.

Как раз сейчас польские власти уничтожают монументы, установленные в память о павших за свободу Польши советских солдатах. Зато Варшава чтит память авантюриста Бур-Коморовского.

Оцените материал

Источник aif.ru


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.