Вырезанное сердце, кровь и душа. Как индейцев признали «настоящими людьми»

vyrezannoe-serdce-krov-i-dusha-kak-indejcev-priznali-nastojashhimi-ljudmi-0007720

485 лет назад, 2 июня 1537 г., римский папа Павел III выпустил буллу под названием Sublimus Deus, что можно перевести примерно как «Господь Возвышенный». Этим документом верховный понтифик объявлял всему католическому миру, что индейцы Южной Америки — вполне настоящие люди. Люди, не только наделённые бессмертной душой, но и «способные понять, а также чрезвычайно желающие принять учение Христа».

Ты человек или кто?

С момента открытия Нового Света к тому моменту прошло уже сорок пять лет. Из которых как минимум сорок полным ходом шла колонизация Центральной и Южной Америки. За плечами было уже и завоевание империи ацтеков — Фернандо Кортес наведался туда ещё в 1519 г. и завершил дело спустя два года. А также покорение империи инков — Франсиско Писсаро явился туда в 1531 г. и к 1536 г. в общем и целом закончил начатое. В общем и целом потому, что часть народа скрылась в труднодоступных районах, и окончательно вопрос был решён лишь в 1572 г., когда обезглавили Тупака Амару — последнего правителя инков.

Впрочем, термины «завоевание» и тем более «покорение» не совсем корректны. Эти государства просто перестали быть. Равно как перестали быть цивилизация и культура инков и ацтеков. Тот факт, что индейцев признали настоящими людьми с бессмертной душой лишь после всего этого, на первый взгляд свидетельствует о потрясающем лицемерии европейцев. Дескать, сначала угробили высочайшие цивилизации, а потом захотели стать добренькими. Хотя по своей сути — страшные ксенофобы, приносящие смерть и разрушение всему, что отличается от их представлений о культуре и цивилизации. Правда, часто забывают, что представители этих цивилизаций тоже сомневались в том, что испанцы — «настоящие люди». Но несколько иначе. Испанцы думали, что у индейцев нет души, а индейцы полагали, что у испанцев нет… тела. Во всяком случае, настоящего — известно же, что злой дух может принять человеческое обличье! Короче, испанцев брали в плен, особым образом умерщвляли и наблюдали за трупами — если будет разлагаться, то вроде настоящий человек. А если нет — злой дух…

«И всюду — кровь и кровь»

Словом, цивилизации те ещё. Если как следует посмотреть на их достижения, то окажется, что по сравнению с Европой или Азией они были безнадёжно отсталыми. В военном, хозяйственном и бытовом отношении они, по сути, пребывали в состоянии неолита, то есть новокаменного века. В крайнем случае — меднокаменного века. Ну, разве что инки освоили производство бронзовых орудий и оружия и сумели переместиться в бронзовый век. Который, впрочем, расцвета так и не достиг — каменные орудия по-прежнему преобладали.

Город инков. Фото из архива Максима Богатырева

Никто не спорит — это уже вполне сложившиеся цивилизации с развитым хозяйством и ремеслом, с окультуренными растениями и домашними животными, с впечатляющей архитектурой и дорожным строительством… Вот только Старый Свет всё это прошёл во времена Шумера и раннего Египта, то есть где-то за 4 тысячи лет до открытия Америки, и все эти достижения у европейцев не могли вызвать ни восхищения, ни уважения, ни, тем более, желания подражать.

Но и желания стереть с лица земли — тоже. В конце концов, на крайнем севере Европы жили финские племена, которые, в общем и целом, недалеко ушли от этого хозяйственно-бытового уклада, а кое в чём, например, в земледелии и архитектуре, и вовсе серьёзно уступали индейцам.

Желание стереть все эти цивилизации с лица земли вызвало совершенно иное. Конкретно — религия и общественное устройство той же самой империи ацтеков. Сопровождавший Кортеса конкистадор Берналь Диас вёл дневники, которые впоследствии стали книгой «Правдивая история завоевания Новой Испании». Вот его впечатления о том, как Монтесума II, вождь ацтеков и «император мира», пригласил европейцев, которых почитали посланниками бога Кетцалькоатля, посетить храмы своего народа: «При каждом алтаре было по гигантскому идолу, с очень высокими туловищами и весьма массивных. Первый, находившийся по правую руку, сказали они, был идол Уицилопочтли, их бог войны, его лицо и нос были весьма широкие, а глаза безобразные и свирепые… И было на стенах столь много запекшейся крови, и весь пол был ею залит, и даже на бойнях Кастилии не было такого зловония. И там были преподнесённые этому идолу пять сердец, принесённых в тот день в жертву. Тут же находилось и множество других дьявольских вещей — большие и малые трубы, всякие жертвенные ножи из камня, множество обгорелых, сморщенных сердец индейцев. И всюду — кровь и кровь!»

Ацтеки. Человеческие жертвоприношения, показанные в «кодексе Мальябекки» Фото: Commons.wikimedia.org

Это было ещё даже не полбеды, а где-то с четверть. Полбеды наступило, когда испанцы узнали, а Диас записал, как именно ацтеки приносили человеческие жертвы и что потом делали с телами: «Им рассекали кремнёвыми ножами грудь, рылись там, вырывали сердце. Сердце и кровь преподносили своим идолам… Отрезали ноги, руки и голову, ноги и руки съедали на празднествах и на пиршествах, а голову подвешивали, нанизав на шест между столбами. Туловище принесённого в жертву не ели, а бросали диким зверям…»

Монтесума II наблюдает за казнью. Commons.wikimedia.org

Когда смерть отступила

А настоящая беда пришла, когда Кортес на правах «посланца бога» попросил покончить с человеческими жертвоприношениями и каннибализмом. Ответ был высокомерен: «Для нас они — добрые боги, а посему мы им поклоняемся, приносим жертвы. Тебя же очень прошу оставить впредь всякое дерзновенное слово!»

То, что было дальше, действительно можно охарактеризовать словом «резня». И повторялась она неоднократно. Испанцы яростно искореняли обычай человеческих жертвоприношений и каннибализм. И — да, обычай почти всегда искоренялся вместе с его носителем. А также и с адресатом жертвы — были разрушены и сожжены многие и многие храмы «дьявольских идолов».

Да, очень похоже на нетерпимость и ксенофобию. Правда, ту же самую, если не большую нетерпимость и ксенофобию, демонстрировали сами индейцы. Нет, не ацтеки, а покорённые, подчинённые им племена, которые как раз и поставляли «человеческий материал» для жертвоприношений. Осознав, что страшный порядок империи ацтеков дал трещину, вожди этих племён присоединились к Кортесу, как к спасителю. Собственно, испанцы как таковые физически не смогли бы «покорить» огромную империю — их и было-то всего около 500 человек. Империя просто-напросто распалась, а процесс её распада можно назвать восстанием порабощённых индейцев во главе с испанцами против своих мучителей-ацтеков.

Так что ответ вопрос «есть ли у индейцев бессмертная душа» был дан вполне своевременно. Примерно тогда, когда стало ясно, что не все индейцы приносят кровавые человеческие жертвы и что большая часть племён согласна хоть сейчас креститься и принять испанское подданство — хотя бы по той причине, что после этого их детям уже не угрожала смерть под каменным ножом на жертвенном столе.
 

Оцените материал

Источник aif.ru


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.