«Братик «лайба», выручай!» После гибели отца сын продолжил защищать Донецк

bratik-lajba-vyruchaj-posle-gibeli-otca-syn-prodolzhil-zashhishhat-doneck-5b51fce

Еженедельник “Аргументы и Факты” № 41. Мост принял. Чем Россия отвечает на удар 12/10/2022 Сюжет Спецоперация РФ в Донбассе и на Украине

В шахтёрском городе Енакиево Инессу называют «солдатской мамой». Весной она опубликовала обращение к местным уклонистам, которые прятались от призыва по подвалам: «Как же вы, дорогие «мужчины», будете смотреть в глаза мальчишкам 18–20 лет, которые сейчас встали на защиту Отечества?»

На тот момент 19-летний внук Инессы был призван в армию ДНР и служил на передовой. Сейчас он, несмотря на юный возраст, уже командир танка, сражается на Херсонско-Криворожско-Николаевском направлении. Сын Инессы, ополченец Роман Кузин, погиб в бою в 2019 г.

«Многих ребят он спас»

«Когда вся эта заваруха с майданом в Киеве началась, у нас в Енакиеве образовался блокпост. Сын Роман работал на шахте подземным рабочим. После каждой смены садился на велосипед – и на блокпост. Велосипед в наших краях называют «лайба». И сыну потом дали такой позывной. Мы с мужем привозили ребятам еду, – рассказывает Инесса Юрьевна. – В Славянске в это время уже стреляли, шла война. Танки украинские в город вошли. Потом они и к нам решили прийти «ставить Донбасс на колени». В июне Рома ушёл в ополчение. А следом за ним и муж: «Сын ушёл, а я буду возле тебя сидеть?»

Я в тот момент была после тяжёлой операции на позвоночнике. У нас дом частный. Всё хозяйство на мне осталось. Но я мужа не останавливала. Сначала они вместе служили. А потом Ромочка сказал отцу: «Я пойду в другую часть, потому что ты за меня постоянно переживаешь, а я – за тебя. Это не служба». И сын перешёл в другую часть. С самого начала ему дали АГС (автоматический гранатомёт), и он с ним прослужил все пять лет. У его АГС не было оптического прицела, но Рома всё равно умудрялся метко стрелять. Многих ребят спас. Помню, сосед приехал на побывку – нас тогда украинцы бомбили нещадно, мы в подвале жили – и рассказал: «Если бы твой Рома с гранатомётом вовремя не подскочил, нас бы всех положили».

По рассказам Инессы Юрьевны, Роман был весёлым, умел в нужный момент подбодрить. Прекрасно готовил и любил это делать. Ребята не могли нарадоваться, что у них в части и гранатомётчик, и повар в одном лице. Мама Романа по профессии акушерка и научила сына оказывать первую помощь при ранении, он потом даже девушек-санинструкторов обучал, как швы накладывать.

Во время редких звонков с фронта рассказывал, что вот, мол, сидим, пьём чай с ребятами. «Какой чай, Ромочка? Я же слышу, как у вас там бухает!» – «Мамочка, это не у нас».

Уже после гибели Романа его однополчане рассказали Инессе, сколько раз её сын оказывался на волосок от смерти. Однажды ополченцы попали в засаду. По рации вызвали Рому: «Братик «Лайба», выручай!» И Рома забрался на террикон и накрыл из гранатомёта «укров». А после каким-то шестым чувством понял, что снайпер его обнаружил и ведёт. И что с горы ему уже не спуститься – будет как на ладони. Заметил недалеко от себя кем-то брошенный старый тазик. Решение пришло молниеносно – он скатился на этом куске металла с горы, как зимой на санках: дно тазика по ходу вырвало, спецовка на «пятой точке» сгорела, сам с сильными ушибами – но живой!

За годы службы Романа дважды серьёзно ранило. «Первый раз под Углегорском. Двое суток не знали, где он. Потом нашли, – рассказывает Инесса. – Я его дома лечила, гной чистила, перевязки делала. А лекарств в то время у нас не было. Второй раз у Ромы были сломаны шейные позвонки. И оба раза он уходил недолечившись со словами: «Как там без меня мои пацанята!»

Роман не служил в армии: рано стал отцом, поэтому получил отсрочку. Всё поменялось в 2014 г., когда он не видел иного выхода, кроме как сменить каску шахтёра на оружие, иначе перестал бы себя уважать.

Война не сделала его циником. Именно поэтому однажды пошёл в логово «укров» переговорщиком. Ещё теплилась надежда поговорить с теми, кто по ту сторону, по-человечески: «Пацаны, зачем вы, давайте прекращать». «Укры» усадили за стол, заставили выпить за дружбу. И обратно пустили Романа по минному полю… И он дошёл. Только седых волос стало ещё больше.

В гробу лежал седой

«Когда Рома погиб, ему было 35 лет, а голова вся белая, – рассказывает Инесса. – Погибли они вместе с лучшим другом под Горловкой. Прилетели мины, наведённые от беспилотника. Руку ему оторвало, он весь был в осколках. Внутренние органы разворочены. Одно лицо осталось целым – он рукой закрылся. Когда мне сказали, что он погиб, это было страшно».

Роман Кузин погиб 11 февраля 2019 г. Незадолго до этого он в последний раз приехал домой на день рождения сына, которому тогда исполнилось 16 лет.

Пройдёт три года, и в феврале 2022-го призовут уже 19-летнего внука Инессы, сына Романа: «24 февраля его вызвали в военкомат. Он единственный сын. Папа погиб. Он студент, в армии не служил. Но пошёл защищать Родину».

Большим утешением для Инессы было, что на призывном пункте оказался священник с известной донецкой иконой Богородицы «Умягчение злых сердец». «Батюшка благословил внука этой иконой, и он пошёл на передовую под Покровом Пресвятой Богородицы. Сейчас он командир танка. Награждён медалью «За отвагу».

Непобеждённые 

Инесса Юрьевна рассказывает, что, когда в ДНР началась мобилизация, у них в городе по подвалам прятались уклонисты. И она написала в «Одноклассниках» пост: «Дорогие мои сограждане, мне очень больно и досадно, что многие наши воины скрываются. Как же вы, дорогие «мужчины», будете смотреть в глаза мальчишкам, которым по 18–20 лет? Они встали на защиту Родины. Вы хотите, чтобы всё быстро закончилось, но так не бывает. Победу нужно завоёвывать кровью». У многих её знакомых ушли воевать хлопчики 18–20 лет: «Их собрали, как мышат, и отвезли. Было жутко. Но сейчас вижу: эти ребята показывают себя наравне с заслуженными воинами».

Как бы ни было тяжело все эти 8 лет, у Инессы не было мысли уехать с родной земли: «Сидели без еды, без воды, без газа и света. Голодали. Мы эти 8 лет стояли не только за себя. Мы понимали, что из нас хотят сделать полигон, с которого будут уничтожать Россию. Но никто не смог по­ставить на колени ни Донбасс, ни Россию. И не по­ставит. Муж Владимир весной хотел идти на фронт, ему из-за возраста – 61 год – отказали. Но он говорит, что если понадобится, – встанет в строй».

Накануне Инесса вновь была на присяге бойцов и произнесла слова, которые только она может сказать – мама погибшего бойца и воюющего внука: «Ребята должны знать: в тылу о них помнят и молятся, чтобы они живыми и невредимыми вернулись домой». Она верит, что и её сын Роман с неба помогает нашим воинам вместе с другими героями, которые не прятались за чужими спинами и навеки остались непобеждёнными.

Оцените материал

Источник aif.ru

Добавить комментарий