Главный антагонист «Первого канала» Константина Эрнста на медиа-рынке – гендиректор ВГТРК Олег Добродеев

Олег Добродеев

Насколько бы талантлив ни был человек, но если он свой «божий дар» продал в обмен на «яичницу», результат один: стыдно. Примерно также стыдно за Олега Добродеева, который на ТВ, в официозную программу «Время», пришел раньше Константина Эрнста. После перестройки Добродеев присягнул новому суетному и переполошившему страну генсеку, но на телеканал «Россия» уходил формально «оппозиционером».

После этого его новый кумир Ельцин дал добро на создание первого частного телеканала НТВ. Боевое крещение Добродеев получил на президентских выборах 1996 года. С огнём в глазах и песней Евгения Осина на устах полуживой Ельцин растоптал тогда на ТВ-экране взлетевший рейтинг Зюганова. Такого себе не мог позволить себе даже на всё тогда готовый Эрнст.

После победы Ельцина владелец НТВ Гусинский вместе с Добродеевым объяснили президенту, в какое оружие превратилось TВ. Так телеканал НТВ стал активным участником политических и экономических разборок.

Вовремя предать – это не предать, а предвидеть. И после появления в президентском кресле Владимира Путина, которого жестко критиковал в своем эфире босс Гусинский, Добродеев скоропостижно сбежал в отпуск с поста гендиректора НТВ.

В памятную ночь захвата НТВ Добродеев запомнился трагическим выражением лица и увещеваниями бывшим сотрудникам. Недавно они были «уникальным журналистским коллективом», а теперь надо работать с новым руководством, смиритесь и постарайтесь получить максимум удовольствия от изнасилования.

За такой прогиб совсем скоро Добродеев стал председателем ВГТРК. Мечта сбылась – исполнительный и не хватавший звезд с неба служака обошел имеющего художественный вкус Эрнста. «Россия-24» после создания стала по-настоящему качественным продуктом. Было непросто, приходилось обивать пороги администрации президента, выпрашивать новые транши, попутно жалуясь на конкурента. При этом элегантного Добродеева всегда выслушивали. А вечно взъерошенному Эрнсту в тех же кабинетах говорили, чтобы шел работать и не отсвечивал попусту.

Постепенно Добродеев стал всевластным «телевизионным папой», фактически контролируя все ТВ-каналы страны, кроме «Первого», через птенцов и кукушат своего гнезда. Начиная от вскормленного им главного вершителя неприкрытой госпропаганды Евгения Киселева, Быстрицкой на ТВЦ, Кулистикова на НТВ, от Радио «Маяк» до одиозного RT с Маргаритой Симоньян, которая начинала работать на ВГТРК в Сочи. Добродееву даже удалось скандально перекупить у Эрнста одиозного Малахова. Качества «России-1» он не добавил, но скандальности – сверх меры.

Чтобы обогнать Эрнста, империи с брендом «Россия» потребовалось двадцать лет, и ежегодные 23 млрд рублей из бюджета страны. На ближайшие два года запланированы еще 66 млрд траншей.
ВГТРК оброс бесконечными компаниями-прокладками, которые производят бешеное количество низкопробных сериалов и шоу — от «Новых русских бабок» до кривляний Петросяна. Даже компании уровня Netflix позавидовали бы гонорарам российских производителей и всем, кто обналичивает финансовый поток с этих продакшенов.

Вырученный кэш идет и на на luxury-жизнь журналистов ВГТРК. Среди них нагло лгущий во время катастрофы подлодки «Курск» Аркадий Мамонтов. А еще истинный патриот России Сергей Брилев, получивший гражданство Великобритании, английскоподданную жену и апартаменты в Лондоне за £700 тыс. Настоящая жемчужина в ожерелье Добродеева – «итальянец» Владимир Соловьев с виллой на озере Комо и личным Maybach за 15 млн рублей.

Свою долю казенных денег скромный Добродеев потратил на отечественный «домик в деревне». Именно так любовно он называет особняк в коттеджном поселке «Балатон» на Рублево-Успенском шоссе с гектаром земли и гигантским домом в 2 тыс. кв. метров за 800 млн рублей. Хватает другим членам семьи, эвакуированным в так уважаемый Добродеевым Евросоюз.

На пике карьеры Добродеева, его кандидатуру прочили в руководители Минкульта, даже всерьез рассуждали о том, чтобы его отправить послом в Париж. Неудивительно, ведь медиаменеджер франкофон и специалист по истории Франции. Но заменить Добродеева оказалось некем.

Сейчас, как и прежде, всем и каждому приятный Добродеев никогда не кричит на подчиненных, он даже увольняет и ломает чужие судьбы с улыбкой. Играющий же в брутальность Эрнст — полная противоположность душке Добродееву с руганью на подчиненных и нескрываемыми эмоциями.

Даже внешне взлохмаченный Константин Львович в неизменной черной майке и стоптанных ботинках всегда проигрывает Олегу Борисовичу в идеальном костюме.

Похожие статьи:

Еще больше интересных и горячих
расследований в нашем Telegram канале