Крепкий подарок стране. Почему в России стали пить где угодно и что угодно

krepkij-podarok-strane-pochemu-v-rossii-stali-pit-gde-ugodno-i-chto-ugodno-6d3505f

7 июня 1992 года президент Борис Ельцин подписал указ об отмене государственной монополии на производство и торговлю алкоголем. Водка стала доступной в любом месте и в любое время суток, но государственные стандарты, по которым водку изготавливали раньше, перестали соблюдать.

Палёная свобода

Государственная монополия на спиртные напитки в России всегда служила существенным источником пополнения казны. Особенно в периоды упадка промышленности и сельского хозяйства. Именно таким периодом в стране и было начало 1990-х. Причём даже в 1985 году, когда вовсю развернулась антиалкогольная кампания, доходы от продажи алкогольных напитков составляли 10,2% бюджета.

Помимо огромных потерь для казны, этот указ привёл к бурному росту выпуска некачественной алкогольной продукции. Даже известные ликёроводочные заводы перешли на работу с низкокачественным сырьём. Предприимчивые дельцы занялись производством палёной водки, и никаких особых затрат для этого не требовалось. Достаточно было найти сдающееся в аренду небольшое помещение, закупить спирт (чаще всего — далеко не лучшего качества), приспособление для укупорки водочных бутылок, разбавить спирт водопроводной водой, напечатать этикетки и начать процесс. Так появлялась водка, которую в народе называли «палёнка». Самое интересное, что такой напиток не всегда можно было отличить от «настоящей» водки, качество которой далеко не всегда было на высоте.

Взболтать, поджечь

Среди пьющего контингента палёная водка пользовалась спросом. В основном потому, что была дешевле «магазинной». Но и водка, купленная в магазине, запросто могла оказаться палёной. В то время появилось множество способов определить подлинность водки. Как простых, которые следовало применять «не отходя от кассы», так и более сложных.

Для мгновенного контроля качества прежде всего нужно было взболтать бутылку: появление крупных пузырьков свидетельствовало о том, что водка, скорее всего, разбавлена водой. Что касается этикетки, то она должна была быть наклеена ровно и легко читаться, колпачок — плотно прилегать к горлышку бутылки, а содержимое бутылки — быть прозрачным и не содержать взвесей. Некоторые знающие люди проверяли водку «на звук». Для этого стучали чем-нибудь металлическим по бутылке, встряхивали её и ещё раз стучали. У настоящей водки первый звук был звонким, а второй глухим. Если вместо водки в бутылке была вода, то оба звука получались звонкими.

Затем уже в домашних условиях водку проверяли огнём. Для этого требовалось налить её в столовую ложку и поджечь. Если водка была нормальной, то появлялось голубое пламя. Если пламя имело зеленоватый оттенок, то это указывало на присутствие метилового спирта. Категорическое отсутствие пламени свидетельствовало о том, что продукт сильно разбавлен.

Существовали и другие домашние способы проверки качества алкоголя. Например, наливали полрюмки водки и бросали туда несколько кристалликов марганцовки. В нормальном напитке процесс исчезновения кристалликов шёл очень медленно. Впрочем, у домашних способов проверки был существенный недостаток: после всех манипуляций бутылку с некачественным алкоголем в магазинах, как правило, принимать отказывались и деньги не возвращали.

«Ударим по клавишам!»

Ещё до отмены госмонополии на производство и торговлю алкоголем в России стали появляться импортные крепкие спиртные напитки. И совсем не виски. В числе первых на просторы свободной России приземлился «Белый орёл» — американская водка в пластмассовых бутылках. Крепость напитка и пластмассовая тара как-то не сочетались в сознании опытных потребителей. И, несмотря на большое количество телевизионных рекламных роликов, раскручивающих эту заморскую водку, в широкие массы она не пошла. В отличие от немецкой водки «Распутин» в стеклянной бутылке с голограммой, на этикетке которой бородатый Распутин при наклоне бутылке лукаво подмигивал, давая понять, что, мол, всё в порядке, напиток не поддельный. Хотя умельцы подделывали и его. А остроумные выпивохи шутили на этот счёт, что если после ста грамм Распутин будет вам подмигивать, то после двух стаканов он вполне может повести с вами светскую беседу.

Спирт «Рояль». Фото: Commons.wikimedia.org

Но абсолютным хитом продаж был 96-градусный спирт «Рояль» в литровых бутылках, завозившийся в Россию через Нидерланды и Польшу и продававшийся тогда в каждой палатке. Разведённый водой до соответствующей крепости, этот спирт был самым дешёвым крепким алкогольным напитком в стране. Возник даже специальный первый тост перед его употреблением: «Ударим по клавишам!» Однако «Рояль» считался скорее продуктом техническим, а не пищевым. В Европе его не пили, а в России подделывали и этот спирт. Многочисленные «гурманы» для улучшения вкуса заморского зелья разбавляли его чем-нибудь сладеньким, в том числе импортными же сухими соками, которые сами по себе по воздействию на организм человека были близки к боевым отравляющим веществам.

Свободный рынок производства и продажи алкоголя, подаренный Ельциным «дорогим россиянам», продержался год и был отменён его же указом. Это мало что изменило: рынок уже поделили независимые частные производители, проконтролировать деятельность которых в тех условиях было практически невозможно. А очень скоро водочные короли приобрели в стране не только существенный экономический, но и политический вес. Так, один из них, Владимир Брынцалов, в 1996 году стал даже кандидатом в президенты. Правда, получил он на выборах лишь 0,16% голосов избирателей.

Оцените материал

Источник aif.ru


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.